Fergessen nicht

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Fergessen nichtПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


вторник, 17 апреля 2012 г.
- Фoбос 01:17:03
Вот уж не думал, что некоторые личности отсюда могут меня так достать.
Что ж, этот дневник становится исключительно рабочим. Ушел бы совсем, но некоторые сообщества я не могу бросить.
Если я вам сильно понадоблюсь, уверен, вы знаете, как меня найти. В любом случае найдете.
17 апр 2012
Закрыто



пятница, 13 апреля 2012 г.
Фoбос 14:01:23
Запись только для меня.
среда, 11 апреля 2012 г.
Фoбос 12:47:07
Запись только для меня.
четверг, 5 апреля 2012 г.
Пара набросков Фoбос 06:56:19
этот хор
голосов, что струится вокруг,
увлекая,
затягивая
в шумящую темную пропасть

может он
обыграть наши слабости все,
разделить,
вместе слить,
показать то, чего люди стоят

бьется он
лишь вниманье желая привлечь,
отвлекает,
нервирует,
дразнит,
прикрываясь серьезности мглой

без него
уловить можно лишь тихий шум,
выдыхает,
шипит.
Тишина...

­­

Перевод на французский.
Юрий Галансков - "Человеческий манифест" отрывок.
Надстрочные знаки отсутствуют.

C'est moi,
Qui appelent a verite et revolte,
Qui ne veux pas servis plus grand.
Je vomis votre cordes noire,
Qu'sont tisse a partir de la traude.

Tu vois l'obscurite du soir,
Que machent l'etendard ensanglande.
Et ma vie est terrible comme
Prison construite sur cadavres.

Je tombe et je decolle
Dans demi-deli, en somnolent.
Et je sens comme s'epanouit
Hunain dans mon esprit.



Музыка Muse - Resistance
Категории: Рифмоплетство
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
среда, 4 апреля 2012 г.
Фoбос 12:49:02
Запись только для зарегистрированных пользователей.
понедельник, 2 апреля 2012 г.
Фoбос 14:17:07
Запись только для меня.
пятница, 30 марта 2012 г.
Фoбос 01:38:38
Запись только для меня.
вторник, 27 марта 2012 г.
Фoбос 03:44:07
Запись только для меня.
понедельник, 26 марта 2012 г.
Фoбос 02:18:14
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 21 марта 2012 г.
Фoбос 14:24:05
Запись только для меня.
"Узы" -часть 7 финальная Фoбос 03:52:20
Название - "Узы"
Автор - Фобос
Гамма - ­Амбep
Бета - Merlindo aka Maru
Фендом - ориджинал
Рейтинг - R
Жанр - ангст, джен, ужасы, death-фик
Персонажи/Пейринг - Мало и все мои. Узнаете по ходу чтения.
Размещение - С моего разрешения, с моим авторством и присылаете ссылку.
Статус - закончено
Размер - мини
От автора - на Беоне будет появляться по две части за раз. На Фикбуке по одной.
Часть 7.
Подробнее…- Неет… Этого не может быть, - но логика подсказывала, что вполне может, почему бы и нет. – Ми же ничего не говорила!
Одной легкой усмешкой Крис показала нелепость этого аргумента. Вик зазвенел наручниками, пытаясь переварить информацию. Сложно было поверить в такое.
- И ты же видел Генриетту? – совершенно неожиданно Кристина сменила тему разговора. – То есть ее труп?
- Конечно, видел! Постой… Неужели это ты всех убивала? – предположение было неплохое, хоть и ничем не доказанное, но Вик сразу в него поверил. И отчаянно задергался, пытаясь освободиться. Крис же польщенно улыбнулась.
- Совершенно верно! Поправочка, - она вздернула вверх указательный палец, - не «ты», а «мы». Вместе.
- И Ми тоже..? – все вставало на свои места, принимало новую форму. Подозрительное спокойствие и яростные высказывания его подруги, слишком глубокий сон, навеянный принесенным Мими чаем, еще несколько мелочей. Ми, та кого он знал уже несколько лет, оказалась жестоким чудовищем. Способным расправиться со своей давней подругой и маленькой девочкой. Она привезла их всех сюда, зная, что из этой поездки им не вернуться. Ну как она могла оказаться такой!
- Вижу, ты понял, - слегка улыбающаяся Крис присела на один из ящиков. – Рассказать сказку?
Слова так и рвались с языка. Как же, не рассказать их историю, не похвастаться, какие они умные и жестокие. Это просто невозможно. И девушка давно ни с кем не общалась, ей хотелось выговориться и попутно поиздеваться над пленником.
- Итак, давным-давно жила в маленьком городке одна небольшая семья. Отец, мать и сестра матери. И родились у них две девочки – близняшки: Мими и Кристина, - девушка старательно держала издевательски радостную интонацию. – Жили бы они спокойно впятером, если бы злые врачи не обнаружили, что одна из девочек серьезно больна психически. Это, конечно, была полная ложь – врачи просто желали сделать девочкам гадость. Родители поохали, поплакали и спокойно сплавили малютку в психиатрическую лечебницу. Она как раз располагалась на окраине городка, - Вик перестал дергаться и прислушался к рассказу. Он все еще не понимал до конца, почему они развязали кровавую бойню. А Крис вполне могла все объяснить.
- Через несколько лет родители близнецов с чистой совестью переехали в Лондон, забрав с собой Мими. Кристину они просто бросили в больнице, среди психов. И забыли о дочери, лишь сестра, которая любила Кристину больше всех на свете, помнила о ней. Она начала навещать ее, утешала, писала письма. А Кристина тем временем ждала… И думала, как бы ей выбраться и снова зажить счастливо со своей сестрой. И, наконец, у нее возник план.
«Она и вправду сумасшедшая. Это многое объясняет».
Девушка перевела дух и продолжила: - Особый план. Сестра, которая должна была помочь его исполнить, как раз приехала на каникулы со своей компанией. Очень настырной компанией, - черты ее лица в момент исказились, превращаясь в яростную маску. Виктор вздрогнул - он никогда раньше не видел такой резкой перемены настроения. А Кристина говорила все громче и громче. – Особенно с одной сверх-настырной немкой, которая обо всем разнюхала и догадалась. Думала, что она тут самая умная!
«Генриетта… Тебя сгубило твое же любопытство», - и горечь потери. Они больше никогда не увидятся. Хотя, почему? Вполне возможно, встретятся довольно скоро...Только на небесах.
Кристина тем временем отдышалась, приступы гнева отнимали у нее много сил. В момент успокоившись, она снова стала вполне милой девушкой.
- Одного за другим сестры начали убивать беспечных жителей городка. Это было легко – пара ударов ножом или молотком – и дело в шляпе, - об убийствах она говорила вполне спокойно. Кристине не нравилось убивать, она воспринимала смерть, как инструмент, необходимый для осуществления ее плана. – Осталось совсем немного. Те, кто не умрет – в страхе сбегут отсюда. Уже сбегают, - она вскочила с ящика и прошлась по комнатушке, размахивая руками. - И скоро здесь останутся только близняшки. Только мы вдвоем! Весь этот маленький мирок будет только для нас – меня и Мими. Больше нам никто не нужен, - радостным криком закончила Крис.
«Действительно психопатка. Это же невозможно!», - Вик прикрыл глаза. История вышла вполне логичной, ее можно было принять за реальность. И тут же пришло понимание того, что он сам явно не вписывается в их «маленький мирок». Значит, у него отсюда теперь только один путь. Вполне ясный.
- Ладно… - девушка повернула выключатель. – Я вернусь, - тихие звуки шагов, скрип крышки погреба и вот он совсем один в кромешной темноте.
Вик быстро закрыл глаза – так было хоть немного спокойнее. Тишина вокруг не была абсолютной, ее разрезали множество разных звуков – скрип, шум воды, парню даже чудились чьи-то шаги. Пытаясь найти удобное положение, Вик одновременно отгонял плохие мысли, но лишь распалял свой собственный ужас. Ждать того, как Крис, или еще того хуже, Ми умертвит его, было просто кошмарно. Ему даже хотелось, чтобы это произошло поскорее, лишь бы не сидеть одному в темноте. Она сказала, что вернется, а вдруг соврала? И оставит его кости гнить здесь, под их личным пустынным городом. «Нет, это все-таки невозможно», - подумал Виктор, - «Как же пить хочется. Да и от еды я бы не отказался».
Постепенно как бы растворяясь в темноте, он задремал, чтобы быть разбуженным стуком крышки, которую просто швырнули вниз, и чужими шагами. Вик встрепенулся, когда включили свет, и мигом зажмурился, временно ослепнув. Он и не думал, что настолько привык к темноте. Сколько же он тут просидел один? Через белую пелену проступила высокая фигура «типичного француза». Леон! В форме, с пистолетом… Какое облегчение.
- Вы… их?
Тот лишь кивнул и молча принялся возиться с наручниками. Вик притих, ему хотелось задать полицейскому несколько вопросов, но не сейчас. Лучше позже, когда все отдохнут и успокоятся.

- А ничего, что это все-таки психиатрическая больница?
- В городской все места забиты. Не бойся, в этом крыле ненормальных нет. Или ты лучше у Ирэн переночуешь?
- Нет уж, спасибо, - Вик помотал головой. В том страшном доме, да ни за что! Лучше уж в больнице. После, он наконец задал просящийся наружу вопрос. – Они мертвы?
- Кристина – да. Три выстрела: один в голову и два в грудь, - скупой тон профессионала ломался, давая волю чувствам. – Ми жива, лежит в соседней палате. Тебя туда не пустят, при ней охранник стоит.
- Она же… тоже ненормальная.
- Нет. Ми – обычная девушка. Просто Крис… понимаешь, она обладала над ней властью. Мими всегда беспрекословно исполняла приказы сестры, копировала ее мысли и черты характера.
Вик вспомнил ярость Ми и ее замешательство после. С души как камень упал – все-таки его подруга не сумасшедшая и она не виновата в убийствах. Но до чего же ее жалко. Ми просто не посчастливилось появиться на свет не одной.
- А Ми накажут?
- Скорее всего. Она же тоже убивала, - тяжело вздохнув, Леон добавил. – Я считаю, что неправильно это. Ми тут не при чем. Всем заправляла Кристина. Надеюсь, что она сможет избежать наказания и начать новую жизнь. Уже без сестры.

Поздней ночью яркая луна высветила серебристым светом безмятежное лицо спящего охранника. Дверь палаты, у которой он стоял, приоткрылась, Ми выглянула, разведывая обстановку. Убедившись, что ее страж спит, девушка вышла в коридор.
Летняя ночь была довольно теплой, но Мими знобило. Она никогда раньше не чувствовала такого сосущего одиночества, даже когда они с Крис были за сотни километров друг от друга. Сестра все равно была жива, Ми понимала это. Но сейчас их разделяла граница между миром живых и мертвых. Ми было необходимо снова воссоединиться с сестрой, она не могла противиться этому желанию. Их связь была сильнее всех остальных ее чувств. Руки у девушки дрожали, она шепотом звала сестру по имени.
Полицейский не проснулся, когда девушка вытащила пистолет у него из кобуры. Ми не умела стрелять, но понимала, что нужно было лишь нажать на спусковой крючок. Ей повезло – оружие не было на предохранителе. Всего-то нужно было выстрелить три раза. И они снова будут вместе.
Отзвук выстрелов услышало все отделение, Виктор, вырванный из своих кошмаров, оказался в коридоре одним из первых.
Ми лежала на полу, разметав руки. «Три выстрела: один в голову и два в грудь», - подумал Вик, осматривая его и одновременно вспоминая все, что он слышал о близнецах. Между ними должна быть очень крепкая связь, которая не разрывается даже со смертью. Вот и в случае его подруги она не разорвалась, а утащила Ми на тот свет.


Категории: Писательство
Прoкoммeнтировaть
вторник, 20 марта 2012 г.
L'rintemps Фoбос 14:30:02
­­
Чувствуете вы мою весну?
Что приносит свежее дыханье.
Расцветают души на свету,
Ветер бурно мечется в смятенье.

Жить в момент! весенний, что сейчас лишь
Позволяет о зиме забыть.
Снег не тает, птицы задержались,
Но понятно, возрожденью быть.

Она греет, обнажает смело
Грязь асфальта, сажу со снегов.
Мир, что с вечность оставался белым,
Весной красится в сомны других цветов.

Остается только переждать
Сотню дней, ведущих к жаре лета.
В нем весну так просто потерять,
Позабыв до следующего года.



Примечание от автора - Я отлично знаю, что весна по французски - Le printemps, но первую букву пришлось выкинуть, чтобы это название смотрелось "своим" среди трех остальных.


Категории: Рифмоплетство
комментировать 11 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 15 марта 2012 г.
Фoбос 09:44:22
Запись только для зарегистрированных пользователей.
понедельник, 12 марта 2012 г.
Фoбос 08:19:34
Запись только для меня.
воскресенье, 11 марта 2012 г.
Узы - части 3 и 4. Фoбос 03:38:53
Название - "Узы"
Автор - Фобос
Гамма - ­Амбep
Бета - Merlindo aka Maru
Фендом - ориджинал
Рейтинг - R
Жанр - ангст, джен, ужасы, death-фик
Персонажи/Пейринг - Мало и все мои. Узнаете по ходу чтения.
Размещение - С моего разрешения, с моим авторством и присылаете ссылку.
Статус - закончено
Размер - мини
От автора - на Беоне будет появляться по две части за раз. На Фикбуке по одной.
Часть 3.
Подробнее…Следующим утром поспать им тоже не удалось. Отчасти от того, что никто не догадался задернуть шторы, и восходящее солнце светило прямо в глаза Вику. Кроме того Ирэн вернулась домой в половине седьмого утра, громко хлопнув входной дверью. Ее туфли со стуком полетели на пол в прихожей, потирая слипающиеся глаза, она приоткрыла дверь в комнату, где спали Виктор и Генриетта. Увидев голову девушки с короткими черными волосами на подушке, Ирэн сразу приняла ее за свою племянницу.
- Ми, - старательно пытаясь понизить голос до шепота, сказала она, - не ходите никуда, когда стемнеет. Похоже у нас в городе завелся психопат-маньяк.
Генриетта приоткрыла глаза и с интересом прислушалась к ее словам. Развевать заблуждение женщины она пока не собиралась.
- Я сегодня уже шла домой, когда встретила Леона и труп. Он, ну Леон, а не труп, нашел его. То есть труп. Ну, ты поняла… - больше всего Ирэн сейчас хотелось просто завалиться спать, но нужно было проявить хоть какую-то заботу о племяннице и гостях, предупредить их. Ладно, сейчас она быстро соберется с мыслями, скажет им нормально и последовательно о происшествии и пойдет в свою комнату.
- В общем, наш полицейский нашел два трупа. Судя по всему их ночью или поздно вечером прирезали. Ну, будь аккуратнее и компании своей это же скажи, - последнюю фразу Ирэн договаривала уже по пути к своей комнате и столь желанной кровати. Больше ее уже ничего не волновало.
Генриетта села на диване и задумчиво посмотрела на парня. Тот усмехнулся и даже слегка довольным тоном сказал:
- Ну мы и попали.
- Почему мы идем куда-то по жаре с утра пораньше, даже не позавтракав? – Грета утерла пот со лба и поправила свою легкую соломенную шляпу.
- Где ты была, когда мы рылись в холодильнике, Грет? – Ми хотела продолжить фразу, но сразу получила быстрый и честный ответ.
- В душе!
Генриетта хохотнула. Не стоило даже объяснять Грете разницу между обычным вопросом и риторическим, она не воспринимала ее.
- Ладно… Там пусто, абсолютно, после нашего вчерашнего набега. Идем в универмаг.
- Теперь понятною Надо бы прихватить анти-загар, - Грета чуть воспрянула духом и даже ускорила шаг, привычно обогнав остальных. Первая же и остановилась у дверей магазина с тихим: «Ой…».
Ленты ограждения уже сняли, полиция уехала, но на асфальте все равно остались следы произошедшего. Бурые, намертво въевшиеся пятна крови. Все четверо уже знали о ночном убийстве, но воспринимали это, как нечто эфемерное, далекое, даже отчасти веселое. Как же, будет рассказать после кое-что необычное о летнем отдыхе. А сейчас она столкнулись со следами преступления, смерти двух вполне реальных людей лоб в лоб.
Вик явно чувствовал запах чего-то липкого и металлического. Грета, как загипнотизированная не могла оторвать взгляда от пятен крови. Ми опустила глаза, ей было просто стыдно. Генриетта тоже молча смотрела в пол. Ее одну эти чувства почти не затронули. Вик первым вышел из ступора и оторвался от разглядывания следов бойни. Он потянул за руку Грету, у которой на глаза навернулись слезы, и позвал остальных. Идя слишком медленно, чтобы ни в коем случае не наступить на пятно, они зашли внутрь универмага.
Мими шла впереди, легко ориентируясь там. Хоть со времен ее детства магазин и заметно разросся, основная планировка осталась такой же. Здесь все было ностальгично приятно. Все траурно молчали, Генриетта чуть шевелила губами. Она предпочитала притвориться расстроенной и испуганной, чтобы не показаться слишком бесчувственной.
- А ты их не знала? – она все-таки решилась нарушить молчание.
- Не знаю. Я даже не знаю, кто убит. Не знаю, - особенно надавила она на последнюю фразу. Она не знает, она тут не при чем. Совсем. – И не хочу знать… Не могу больше. Это оказалось так страшно, - было сказано уже тихим шепотом, только для себя. Ми зажмурилась, ощущая полную безысходность. Их первый шаг был уже сделан, и назад ей повернуть просто не позволят.
- Ладно, - сейчас ей нельзя показывать им своих чувств. – Я на второй этаж. Вот вам два списка – закупайтесь. Встретимся через четверть часа у касс.
- Ага, - Генриетта забрала у нее два листочка бумаги и передала один Виктору. – Это тебе. Мы с Гретой вместе пойдем. Разделимся – быстрее разберемся.
- Ну да, разделимся. Шегги со Скуби, Фред с Дафной*…
- Не ворчи, - бросила ему Генриетта, утягивая уже вполне успокоившеюся Грету в глубину коридоров из стеллажей.
Виктор лениво шел вдоль полок, толкая перед собой проволочную тележку. В магазине стояла приятная прохлада, даже не хотелось выходить на уличный разгоряченный воздух. А еще вспомнить, что ждет их снаружи, совсем близко от выхода… Так вообще лучше провести тут все каникулы.
«И просто аномальная жара для нашей страны. Аномальное, странное лето», - подумал он, останавливаясь у небольшого окна. Улица была пустынной, некоторые «несчастные» парились на работе, остальные предпочитали проводить свободное время у местного озера. Хотя не все… Парень присмотрелся к выходу из небольшого переулка, из которого выскользнула тонкая девичья фигурка в белом платье. Она быстро прошла легким шагом до поворота и скрылась за углом – как и не было. А может это вообще был белый солнечный блик на стене дома? При такой жаре все может почудиться. Парень поморгал и уже толкнул тележку вперед, как чей-то крик резанул по слуху. Это было абсолютной неожиданностью, Вик даже подскочил на месте. А вопль все тянулся, он звучал чуть глухо, но так пронизывающе, что волосы вставали дыбом и сразу становилось понятно – произошла беда.

*Отсылка к «Скуби Ду». Они там постоянно разделяются.

Часть 4.
Подробнее…В сущности, ничего кроме как бежать на крик не оставалось. Бежать, спотыкаясь, врезаясь в дверные проемы, чуть ни не наступая в кровавые пятна на асфальте. Сзади Виктора подгонял сдвоенный топот ног - вопль не остался незамеченным для Генриетты и Грет. В момент, спустившись со второго этажа, их обогнала Ми. Она остановилась у прохода в переулок, оглядываясь по сторонам, как бы выискивая кого-то, и не замечая девочку лет семи прямо у себя под носом. Одной рукой она держалась за голову, другую тянула к кровавым ошметкам неподалеку.
- Мама... Мамааа! - еще один громкий крик и слезы, бегущие по лицу, смешиваясь с соплями. Сказать что-либо членораздельное она больше не могла, лишь продолжала рыдать. Голова у девочки после удара о стену кружилась, ее тошнило. Хорошо еще, что убийца был, не так уж и силен физически, и не смог просто раскроить ее череп.
Генриетта бросила быстрый взгляд на плачущего ребенка, чуть поморщилась, осматривая труп. Узнать чью-либо персону в этом ошметке раздробленного чем-то тяжелым мяса и костей было сложно. Розовая пропитанная кровью тряпка, бывшая когда-то легким платьем, чуть прикрывала труп. Генриетта зажала рот рукой и отвернулась - это было слишком даже для нее.
"Жестоко ... и среди бела дня уже. Совсем страх потеряли. Не удивлюсь, если это какой-нибудь местный психопат".
Вик смотреть на труп просто не смог, он занялся живой девочкой. Она была в полном шоке от пережитого и никак не могла забыть хрупкую фигурку в белом, с чем-то массивным и блестящим в руке. Один ее резкий толчок - и пустота. А когда она очнулась, от любимой мамы остался лишь остывающий труп. Ее жизнь оборвалась так легко и быстро. И так неожиданно... это была настоящая жестокость, смешанная с ненавистью.
- Грет, - парню наконец удалось поднять девочку на руки и он звал подругу. Из их компании она управлялась с детьми лучше всех.
- Грету тошнит за углом, - Ми уже успела обежать дом вокруг. Случившееся не так уж ее удивило, скорее она чувствовала себя подавленной. Все происходило так быстро и уже совсем от нее не зависело. Она теперь одна из шахматных фигур на доске, а гейм мастер пока остается в тени и злорадно усмехается оттуда.
- Тогда... думаю, нужно вызвать полицию. Знаешь ее местный телефон?
- Конечно. Таксофон совсем рядом, я отойду позвонить. Я... прости, - она быстро отвернулась, закрывая лицо ладонями и всхлипывая не хуже девочки у парня на руках.
Вик тяжело вздохнул, у него самого пощипывало глаза. Но нельзя плакать. Не сейчас.
- Генриетта! Пойдем, хватит разглядывать этот ужас.
Пять минут до приезда полиции они провели в траурном молчании. У Вика же руки затекли от тяжести ребенка, но отпустить ее он боялся. Девочка, правда, уже притихла, только дышала слишком тяжело и бормотала что-то неразборчивое. Вик попытался представить ее дальнейшую судьбу. Хорошо, если остались близкие родственники, они возьмут ее к себе. А если никого нет? Приют. Где постоянно темно и страшно, где три раза в день кормят не проваренной перловкой и матрасы весят под несколько килограмм от сырости. В подобных местах можно только предаваться долгим мечтам о родителях, пусть не родных по крови, но нужных. Очень нужных. Он и придавался целых три года, пока его не увезли из страшного старого дома, отданного под приют. Теперь он старался не вспоминать это место, но оно постоянно приходило на ум, как любое плохое воспоминание, которое категорически не желало уходить.
Из невеселых мыслей парня вырвал шум подъезжающей полицейской машины. Ее дверь громко и резко хлопнула, молодой, чрезвычайно подвижный парень, буквально вылетел из нее. Генриетта скептически осмотрела его чуть вьющиеся каштановые волосы и темные глаза. «Не удивлюсь, если француз. Хотя чем-то на американца смахивает», - подумала девушка, смотря, как он метнулся сначала в переулок, а потом к ним.
- О, Ми! Ирэн мне как-то говорила, что ты с друзьями приедешь.
- Вы знакомы? – немного удивленно спросила Генриетта у подруги.
- Друзья детства, - тихо ответила та, опустив голову. На Леона она старалась не смотреть. Он заметил это, но неправильно истолковал.
- Да ладно тебе, успокойся. С тобой же все в порядке. И это ребенок жертвы? – резко сменил он тему, оборачиваясь к Виктору.
Вик кивнул и передал ему девочку. Леон принял ее и к удивлению остальных заговорил вполне спокойным серьезным тоном:
- Похоже, у нас действительно завелся маньяк. Будьте осторожны, все.
Безмолвные кивки в ответ и Генриетта первой шагнула вперед, потянув за собой до этого стоявшую молча и неподвижно Грету. Та встрепенулась, вышла из оцепенения и резко отдернула руку.
- Уедем! – выкрикнула она, - Давайте уедем отсюда! Я не хочу здесь оставаться.
- Грет… - Вик хотел лишь ее успокоить, но получил в ответ еще один испуганный вскрик.
- Нет! Не хочу, не хочу , - как молитву повторяла она. – Я… я впервые увидела труп. Живой, то есть настоящий! А если меня тоже? Или вас? – она высказала мысль, которая уже давно беспокоила Генриетту и Вика. «А ведь она в чем-то права», - пронеслось у них в мыслях.
- Не бойся. Мы уедем и очень скоро. По крайней мере, ты и я, - Генриетта обернулась к остальным. - Я тоже не очень-то хочу оставаться в этом месте. Вас за собой не тяну. Пошли.
- Куда?
- На железнодорожную станцию. Нам нужны билеты.
Билеты в кассе нашлись сразу. Грета уже воспрянула духом, когда продавец оборвала все ее надежды одной фразой:
- … на послезавтра. Вам сколько?
- А раньше нет?
- Ни одного.
- Что ж поделаешь, - вклинилась в разговор Ми, - у нас здесь не очень часто ходят поезда.
- То есть… мы никуда не уедем еще дня два, - в голосе Греты снова начали проскальзывать истерические нотки. – Мы заперты здесь!?
Это уже не щекотало нервы, а вызывало явные опасения. Все-таки не хотелось оставаться в городе, где обитает маньяк, судя по всему не имеющий страха, и располагается большая психиатрическая лечебница. И откуда невозможно уехать быстро. «Как в каком-нибудь фильме ужасов… хотелось бы мне, чтобы это была всего лишь постановка», - подумал Виктор, когда они понуро брели от станции. Грету приходилось придерживать за локти и направлять. Остальные еще вполне держались, спокойнее всех была, как ни странно, ни Генриетта, а Ми.
Неожиданно Грета решилась нарушить общее молчание:
- А та девочка, помните, та девочка… Как она кричала, звала маму. Как рыдала. И сколько там было крови…
- Не начинай. Даже меня проняло, - немного грубо ответила Генриетта.
- А меня нет, - это звучало еще более грубо и резко. И особенно непривычно было услышать подобный тон от Ми. – Ненавижу детей! Поделом ей.
Все на пару секунд впали в ступор, пытаясь переварить произошедшее. Это было просто ненормально. Ми никогда не высказывалась так яростно, тем более о подобных страшных вещах. Да и к детям она всегда относилась вполне нормально.
- Эм.. ты? Ненавидишь?
- Да, - это было сказано уже куда менее уверенным тоном. Ми снова стала самой собой и даже пришла в замешательство.
- Слушай, с тобой все в порядке? – Генриетта неожиданно придвинулась в ней слишком близко, вглядываясь подруге в лицо. – Это вообще ты?
- Да я это, я, отодвинься, - Ми отпрянула от нее и снова опустила глаза, боясь смотреть на остальных. – Простите… Сама не знаю, с чего это сказала.
- Дурдом! – Вик нервно махнул рукой. – В общем, пошли отсюда, подождем денек и уедем.
«Жалко, что отпуск загублен, конечно, но действительно лучше мотать, пока нас самих не прирезали. Да и Грета тут с ума сойдет».
Двери в доме Ирэн хлопали чересчур громко, ночью Виктор в очередной раз проснулся от их отзвуков. Поворочался, прислушался к другим звукам. Тихие шаги и невнятный женский шепот. Парень приоткрыл слипающиеся глаза, гадая, кто мог разговаривать так поздно. Или так рано утром. В щель между косяком и приоткрытой створкой двери он увидел Генриетту, которая быстро шла куда-то. Ничего необычного, снова пришла приятная сонная легкость.
Уже закрывая глаза он мельком почувствовал что-то неладное. «Как только у Генриетты так быстро отросли волосы?», - вопрос остался без ответа. Вик уже мирно спал.


Категории: Писательство
Прoкoммeнтировaть
суббота, 10 марта 2012 г.
Фoбос 14:41:04
Запись только для меня.
суббота, 3 марта 2012 г.
Фoбос 08:58:39
Запись только для меня.
четверг, 1 марта 2012 г.
Voice Фoбос 13:11:53
Название - "Voice"
Автор - Фобос
Гамма - ­Амбep
Фендом - Вокалоид
Рейтинг - G
Жанр - ангст, джен, сонг-фик.
Персонажи/Пейринг - Юцуки Юкари, пара безымянных.
Размещение - С моего разрешения, с моим авторством и присылаете ссылку.
Статус - завершен
Размер - драббл
От автора - сонг на песню "Сетсугетсука"
­­
Создание чего-то нового, прекрасного – всегда долгий и мучительный процесс. Ее взрастили как цветок, сотворив буквально с нуля.
- Ты готова, Юкари?
- Да. Что я буду петь сегодня?
Звезды мерцали, и полная луна освещала мир, когда она родилась. Когда был подключен последний проводок, пойман и тщательно записан последний отзвук ее голоса, что озарил темноту. Хрупкая девушка с серебристыми волосами, как бы сотканная из лунного света. Она боялась тишины, поэтому старалась петь как можно больше. Юцуки любила это занятие, возможно, даже больше, чем более старые «живые программы».
- Что случилось, Юкари?
- Мне приснился плохой сон… Я не могла петь. У меня просто не было голоса.
Если человек и может потерять свой голос, то у Вокалоида такой возможности нет. Но Юкари все равно очень боялась этого. Невозможность петь, заполнять тишину была для нее ужасной.
«Тишина терзает мое сердце… Я хочу продолжать петь. Громче, чтобы меня слышал весь мир».
- Окутай ее своей любовью…
- Прекрасно! – небольшая комната и светящийся монитор внимали аплодисментам. – До чего же реалистично. И ведь это же только демо.
Она вышла совсем недавно, а уже обзавелась тысячами фанатов. Очередной прорыв, создание виртуальной звезды с неотличимым от живого голосом. Она продолжала петь, радуя поклонников. А во время своего молчания нервничала и предавалась невеселым мыслям.
- Я боюсь…
- Чего, Юкари?
- Завтрашнего дня. Вдруг я останусь совсем одна… И мне придется молчать.
- Не стоит. Тебе нечего бояться. Мы тебя не оставим, и любовь фанатов тебя не покинет.
Успокоенная девушка чуть улыбнулась. Слова создателей и техников были для нее непоколебимой истиной. Ведь это они подарили ей голос.
Как лучик лунного света она скользила по стене, ее голос слегка дрожал, пробуждая в душах слушателей все самое теплое и приятное.
- Я лишь хотела услышать твой голос…
«Нет не «твой», не чей-то. Я хочу слышать свой собственный голос».


Категории: Писательство, Музыка
комментировать 23 комментария | Прoкoммeнтировaть
</
Узы - части 1 и 2. Фoбос 12:52:46
Название - "Узы"
Автор - Фобос
Гамма - ­Амбep
Бета - Merlindo aka Maru
Фендом - ориджинал
Рейтинг - R
Жанр - ангст, джен, ужасы, death-фик
Персонажи/Пейринг - Мало и все мои. Узнаете по ходу чтения.
Размещение - С моего разрешения, с моим авторством и присылаете ссылку.
Статус - закончено
Размер - мини
От автора - на Беоне будет появляться по две части за раз. На Фикбуке по одной.
Часть 1.
Подробнее…Определенно, самый тяжелый поступок человека за весь день – проснуться.
Именно так думал Виктор, ворочаясь на старом продавленном диване и пытаясь вспомнить, заводил ли он вчера вечером будильник. Получалось, что да, завел, чисто по привычке, причем на шесть часов утра. Во время учебы это было бы вполне нормально, но сейчас, на каникулах, которые предназначены для того, чтобы отсыпаться… Непростительно, особенно если учесть, что в доме он не один.
Стараясь не шуметь, Виктор откинул одеяло, сел и сморщился от скрипа пружин. Генриетта, которая лежала на соседнем диванчике, сонно пробормотала что-то и втянула свою бледную ногу под одеяло. Тут же в аккомпанемент этому небольшому шуму яростно зазвенел будильник.
- Ну вот… - флегматично сказал парень, оглядывая комнату. Будильник подпрыгивал на столике рядом, разбрызгивая звон. Протянув руку, Виктор выключил его и подышал на пальцы. Металлические часы оказались ледяными, да и вообще в комнате было довольно холодно. Даром, что лето.
Генриетта возилась на диване, скрипя его пружинами. Во время звонка будильника она попыталась засунуть голову под подушку, но так и не смогла спастись от назойливого звука. В недовольстве локтем сбросила пахнущую шерстью подушку на пол и поплотнее закуталась в плед. Виктор, усмехаясь, слушал доносящиеся из этого красного в клеточку кокона немецкие ругательства – смесь резких шипящих звуков. Наконец девушке удалось составить связное предложение на английском.
- Какого черта ты вообще его включил?
- Самое смешное, что я не знаю, - парень чуть виновато улыбнулся. – Чисто по привычке. С мыслью, что завтра нужно к первой лекции.
- Глупая привычка, - Генриетта перестала возиться и села, не отпуская одеяла. – Холодно-то как… И девочек ты, наверное, разбудил.
Виктор прислушался. И вправду, из глубины дома доносились обрывки слов и хлопки дверей, побежала вода. В комнату заглянула растрепанная со сна Грета.
- Ми поругалась на вас, за то, что разбудили ее, и в ванную пошла. Я за ней.
- Я третья иду! – быстро добавила Генриетта.
- А! Я…
- Девушкам надо уступать, друг мой.
- Ну ты… Строишь из себя феминистку, но нагло пользуешься тем, что ты девушка.
- Еще бы, - она радостно улыбалась. – Кстати, Грет, ты отлично выглядишь.
Грета лишь мило улыбнулась ей в ответ, она всегда так обезоруживающе реагировала на иронию. Легкий, чересчур добрый характер этой девушки полностью соответствовал ее внешности – длинным светлым волосам и большим голубым глазам. На первом курсе ее еще дразнили «Блондинка» или «Барби», но после все забросили это дело. Неприятно было обижать такую миловидную и хрупкую особу.
Девушки весело болтали о чем-то, Виктор их почти не слушал. Грета радостно смеялась, Генриетта же лишь слегка улыбалась. Рядом они смотрелись как позитив и негатив, усиливало впечатление то, что Генриетта не так давно подстриглась и теперь была похожа на нахохленного ворона со своими короткими черными волосами. С такой прической ее часто путали с другим их другом.
- Кстати, - внезапно четко оформился давно не дающий покоя вопрос, - ты подстриглась, чтобы на Ми быть похожей? Ты же так гордилась своими длинными волосами.
Генриетта осеклась на середине фразы и удивленно посмотрела на Виктора, о существовании которого она во время разговора совсем забыла.
- Нет, - слишком быстро и резко бросила она.
Шум воды стих, снова скрип дверей старого дома, и в комнату вошла Мими. Сразу же стало тесно. Она быстро прошлась по комнате, раздергивая шторы и впуская яркий солнечный свет, поправила скатерть на столике, прикрыла болтающуюся дверцу шкафа. Ее движения были быстры и несколько хаотичны, в девушке кипела энергия. Сразу стало ясно, кто является хозяином дома. Ну или чувствует себя в нем наиболее привычно. Грета потерла глаза, что заслезились от солнца, и с восхищением посмотрела на Виктора. Пшеничные волосы парня, под утренним светом блестели как золото, зеленые глаза горели. Был бы он девушкой и жил в Средневековье, он бы определенно попал на костер Инквизиции. За такую потрясающую, чисто волшебную красоту.
- Грет, иди мыться.
- Хорошо.
- Да вы двое прямо как близняшки, - пробормотал парень переводя взгляд с Мими на Генриетту и обратно. И вправду сходство было поразительным – одинаковые хрупкие фигуры, темно-карие глаза, коротко подстриженные черные волосы. Разве что Ми была чуть более бледной.
На это высказывание Генриетта лишь слегка улыбнулась, явно довольная собой. Мими же нервно вздрогнула.
- Вовсе нет… Глупость.
- Да ладно тебе.
- Нет, глупость! – она осеклась, коря себя за этот выкрик. – Неважно. Просто… собирайтесь все, позавтракаем и гулять.
Через полчаса потеплело, но солнце светило все так же ярко. Узкие улочки городка пылили, вскоре они сменились пустынными окраинами, с остовами разрушенных зданий, а после компания вышла на небольшую дорожку. Виктор постоянно щелкал затвором фотоаппарата и с интересом осматривался вокруг. Все-таки им весьма повезло приехать сюда на каникулы. «Как же хорошо, что Ми пригласила всех нас», - подумал он.
- А куда мы идем? – Грета уже устала. Дорога все тянулась и тянулась, казалось, конца ей не было. Да и странно пустынно здесь было. Впереди небольшой пустырь с высоким зданием.
- Туда, - Ми указала точно на это здание. – Я зайду к тете, а потом сразу на озеро.
- К Ирэн? Хорошо, я бы с ней познакомилась. И надо поблагодарить ее за то, что приютила нас.
«Генриетта, как она есть. Всегда и везде практичная», - с усмешкой подумал Виктор.
- Мм… А ты уверена, что это нормальная больница? – Грета, ведомая мыслями об озере и отдыхе, шла быстрее всех и первой увидела высокую металлическую ограду и ворота, с висящим на них большим замком.
- Ну да. Обыкновенная психиатрическая больница, самая большая в графстве. Сюда люди издалека приезжают лечиться.
- Психиатрическая?! Ты нам не говорила о ней!
- Да ладно тебе, Грет. Какая разница-то? – Генриетта деловито потрогала замок. Все-таки их подруга была слишком нервной и пугливой. Виктор же снес новость вполне спокойно. – А как мы внутрь войдем?
- Сейчас, - Ми легко нашла кнопку звонка. Из будки у ворот вышел охранник в черной форменной рубашке.
- Мы к Ирен Брайт. Я ее племянница.
Ключ провернулся в замке, раздались металлические щелчки. Ворота с громким скрипом распахнулись перед компанией, как бы приглашая их в смертельно опасное путешествие в страну умалишенных.

Часть 2.
Подробнее…- Нет, честно, как в каком-нибудь триллере.
Ми ушла искать свою тетю, Грета осталась в холле на первой этаже – ей не хотелось углубляться в коридоры больницы. Действительно, слишком уж пугающими они выглядели. А Виктор с Генриеттой искали буфет или автомат по продаже напитков.
- Ну да, мрачновато.
Хотя именно мрачными, в прямом смысле этого слова, длинные коридоры, выкрашенные бледно-голубой краской, назвать было нельзя. Они как бы светились изнутри, благодаря большим окнам, но все равно навевали неприятные чувства. Здесь ощущалась болезнь, застарелая, неизлечимая. Казалось, что здесь нельзя находиться долго – непременно заразишься. Все многочисленные двери, тоже голубого цвета, сливались со стенами и не имели никаких опознавательных табличек. «И как тут только местные ориентируются?», - недовольно подумала Генриетта, дергая за ручку. Створка не поддалась, не помог и удар плечом. Девушка оглянулась, чтобы проверить осталась ли открытой дверь на лестницу, по которой они поднялись сюда. «Пить мне уже куда меньше хочется», - девушка оглядела еще с десяток одинаковых дверей. На проверку все оказались намертво заперты. - «А тут находиться вообще больше нет желания».
- Не туда мы забрели, - сказал Вик, оглядывая стол и кресло в конце коридора – судя по всему пост медсестры. – Думаю, что это вообще двери в палаты.
- Как знать, тут же вообще никаких указателей нет. А мы не заблудились, ты помнишь дорогу назад?
Парень кивнул в ответ и пошел к лестнице. Генриетты двинулась за ним, чуть сгорбившись. Пить все же хотелось, но лучше она потерпит и это само пройдет. Уже выходя на лестничную клетку, девушка оглянулась, ее взгляд затерялся в синеве коридора. «И все-таки такие места обладают некой страшной аурой. Не знаю, как объяснить…».
Когда они уже вчетвером шли к выходу, нервничала Мими. Она постоянно оглядывалась, как бы искала что-то, замедляла шаг, не желая покидать это безрадостное место. Снова рвались все связи, девушка чувствовала себя жалкой половинкой целого, очень одинокой. Несмотря на то, что рядом шли те, кто называл себя ее друзьями.
Снаружи серое здание, с забранными решетками окнами, смотрелось еще страшнее. Казалось, эти стены создают мертвую тишину, поглощают крики умалишенных запертых внутри. Мими остановилась и подняла голову, вглядываясь в одно из окон четвертого этажа. Вик проследил направление ее взгляда и заметил в окне девушку, машущую рукой. Ее лицо скрывали длинные черные волосы и тень от решетки. Парень присмотрелся повнимательнее, чувствуя некое дежа-вю, что-то давно знакомое.
- Эй, пойдем уже!
Одним неурочным криком Генриетта спугнула незнакомку. Та соскользнула с подоконника и скрылась в глубине комнаты, Мими, вздрогнув, отвернулась и ускорила шаг. Вику ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
Солнце вошло в зенит и жгло совсем невыносимо. Флакон с кремом от загара прошелся по кругу, но испустил жалобный хрип уже в руках у Генриетты. Она потрясла его и убрала обратно в сумку.
- Выкину на обратном пути… Ничего страшного, я все равно загорать не собиралась. В теньке посижу. А Вик у нас мужчина, потерпит, - куда более радостным с примесью ехидства тоном добавила она.
- Слушай, может, хватит, - к постоянным подколкам девушки он уже привык, но иногда она действительно доставала. – Издеваешься надо мной постоянно.
Генриетта прикусила язык, такой поворот всегда был для нее постыдным. Извиняться – уж слишком, молчать – еще хуже, она лишь покажет свою слабость. Остается только делать вид, что ничего не произошло.
- А над кем мне еще издеваться? – слишком наигранным тоном ответила она. – Ты для этого хорошо подходишь.
- А, может, вообще издеваться не будешь? – тут же на Ми устремились удивленные взгляды. В подобных разговорах она только отмалчивалась, не делая и попыток вступить в дискуссию. Нервно поерзав, девушка принялась усердно размазывать крем по локтям. Грета смущенно молчала, переступая с ноги на ногу. На несколько минут установилась стыдная тишина. Никто не знал что и сказать, как бы разрядить так резко испортившуюся обстановку. И ведь спор был ничтожный и молниеносный, совсем не стоящий испорченного настроения у всей компании. Нужно было срочно сказать что-нибудь, разрядить обстановку. Ведь все только этого и ждали, никто просто не решался.
- Ну… как бы… - слова на языке ворочались с трудом.- В общем, хватит стоять, пошли купаться!
Это звучало слишком радостно и по-детски, но было очень кстати. Генриетта, чувствовавшая себя виноватой за такую неловкую паузу, тут же подхватила:
- Да, пошли!
Прозвучало, как команда, все резко сорвались с места и побежали к кристально чистой воде. Мими, хорошо ориентировавшаяся в окрестностях, привела их на дикий, пустынный пляж. Можно было веселиться до упаду, никому не мешая. Водная гладь всколыхнулась, мокрые камни скользили под ногами. Разбрызгивая вокруг переливающие капли, они вчетвером провожали это светлое время.
- А твоя тетя где?
- У нее ночное дежурство, только к утру вернется.
Виктор, оставив приготовление ужина на девушек, отправился осматривать дом. К нему сразу же присоединилась Генриетта, которую буквально вытолкали с кухни. Кулинария никогда не была ее сильной чертой, все предпочитали поработать на кухне за девушку, чтобы потом не есть ее кошмарную стряпню.
Дом был довольно большим, занимал почти весь этаж здания. Первая же комната, дверь в которую они распахнули, оказалась детской. Нежилой, с полной луной светившей в маленькое окошко. В ее серебристом свете вырисовывались силуэты немногочисленной мебели. Яркие краски потускнели, все было покрыто пылью. Они прошли внутрь, стараясь двигаться как можно тише и осторожнее, чтобы не всколыхнуть эту мертвую тишину. Генриетта качнула детскую кроватку.
- Одна всего, - чуть удивленно прошептала она.
- А сколько должно быть? – Вик произнес это излишне громко, и сам моментально отругал себя. Девушка чуть поморщилась.
- Неважно. А вот игрушки все парами, - быстро добавила она, указывая на полку. Глаза ребят уже привыкли к темноте, и они хорошо разглядели штук двадцать игрушек, аккуратно рассаженных. Все были разбиты на пары, по две абсолютно одинаковые. Вик чуть улыбнулся такой странности.
- Необычно как. Определенно, чтобы игрушке одной скучно не было!
- Быть может, - Генриетта взяла в руки плюшевого медвежонка. На его грязном животе едва просматривались обрывки ниток.
- Кр… крст… Teufel*, никак не разобрать! - девушка подняла голову, всматриваясь во второго медвежонка. – А на том Мими, конечно же.
- Не понял…
Резко скрипнула дверь, они вместе дернулись и обернулись на звук.
- Что вы тут делаете? – Мими заметила игрушку и тихо охнула. – Пойдем есть, - севшим голосом сказала она, открывая дверь пошире, как бы приказывая им выйти. Генриетта прошла мимо нее со странной, излишне довольной улыбкой. Она узнала еще кое-что новое.
Ближе к полуночи, Виктор после душа шел в их с Генриеттой комнату. Он уже держался за ручку двери, когда услышал в коридоре разговор.
- Все страньше и страньше, я даже узнала ее имя. Крст – это Крис или Кристина, не так ли? – наглый тон Генриетты невозможно было не узнать. С любопытством парень прислушался, пытаясь разобрать, что сказала Мими в ответ.
- Неправда! – теперь она говорила с искренним возмущением. - Это не шантаж, мне просто хочется знать все полностью. Где она сейчас? Умерла?
- Не твое дело! – Ми сорвалась на грубость, не в силах терпеть наглость более. Она лезла куда глубже, чем можно было себе позволить, хотела знать все сугубо сокровенное. – Отстань!
Раздались звуки быстрых шагов, Виктор поторопился нырнуть в комнату и забраться на диван, старательно симулируя глубокий сон. Генриетта тоже легла, сразу как вошла.
«Чертовы девчонки. Им обязательно нужно все испортить» - думал парень, буравя глазами потолок и слушая мерное дыхание подруги.
* Teufel (m) – Черт (нем).


Категории: Писательство